Статьи » Персоналии » Хронология » География » Ссылки » Библиография » Приложения » Написать письмо в редколлегию
 
На главную ЧУВАШСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ А  Ӑ  Б  В  Г  Д  Е  Ӗ  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Ҫ  Т  У  Ӳ  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Ы  Э  Ю  Я На главную  
Почта Дом  

МАРИЙСКИЕ ЯЗЫКИ (устар. черемисский язык) – общее название двух марийских литературных языков: лугового (лугово-восточного), возникшего на основе моркинско-сернурского диалекта лугового наречия, и горного (горномарийского), возникшего на основе горного наречия. Относятся к волж. группе финно-угор. языков. Горно-марийский язык распространён глав. обр. в Козьмодемьян. р-не Респ. Марий Эл, лугово-восточный – в республиках Марий Эл, Татарстан, Башкортостан, Удмуртской, а также в Киров., Свердлов. и Пермской областях. Число говорящих на М.я. ок. 700 тыс. чел. Выделяются луговое, горное, северо-запад. и восточ. наречия.

М.я. развивались начиная с 8–9 вв. под влиянием булгаро-чуваш., с 13 в. – рус., с сер. 15 в. – татар. языков, сохраняя при этом основные черты финно-угор. строя. В лексике М.я. корневых слов финно-угор. происхождения сохранилось не более 500, число чуваш. и татар. заимствований достигает нескольких десятков тысяч (включая производные формы и ономастич. лексику). Чуваш. лексич. заимствований особенно много в горномарийском. В юго-восточ. районах Респ. Марий Эл, в частности в бассейне р. Илеть, обнаруживается значител. пласт лексики чуваш. происхождения, не отмеченный в др. говорах М.я. Татар. лексич. заимствования, основная часть к-рых проникла в марийские наречия через чуваш. посредство, распространены неравномерно: очень высока их доля в восточ. наречии, меньше – в луговом, ещё меньше в горном и северо-запад. наречиях. Заметное чуваш. и татар. влияние прослеживается на всех уровнях строевых элементов языка – фонетике, морфологии, грамматике, лексике, синтаксисе, тексте.

М.я. оказали влияние на развитие чуваш. языка, глав. обр. верхового диалекта, особенно его фонетич. системы. Говоры этого диалекта начиная с 15 в. развивались на (горно-)марийской субстратной основе. В север. половине Чувашии выявляется значител. пласт топонимов марийского происхождения (глав. обр. гидронимы, лимнонимы и дримонимы). Наиболее отчётливо марийский субстрат прослеживается в крайних северо-запад. (малокарачкин., сундыр.) говорах чуваш. языка, погранич. с горномарийским языковым ареалом. По мере продвижения на Ю и В доля субстратных марийских проникновений неуклонно падает и на правобережье Большого Цивиля сходит на нет. В северо-запад. говорах число марийских заимствований приближается к 300 единицам, в общенационал. чуваш. языке их не более двух десятков. Последние исследования показали, что такие традиционно относимые к марийским заимствованиям чуваш. слова, как µман «дождевой червь», каччµ «парень, жених», шампа «налим», «пузо», являются исконными и имеют надёжные тюрк. соответствия (ср. туркмен. me «приманка, наживка», турец. genс «молодой, юноша, парень», iskem­be «рубец, потроха»).

Первые сведения о М.я. опубликованы в 18 в. (в трудах Н.К. Витзена, Ф.й.Т. Страленберга, Г.Ф. Миллера). Первая грамматика – «Сочинения, принадлежащие к грамматике черемисского языка» вышла в 1775. Письменность сложилась в 19 в. на основе рус. графики.

Автор: Н.И. Егоров.
Лит.: Галкин И. С. Историческая грамматика марийского языка. Ч. 1–2. Йошкар-Ола, 1964–1966; Федотов М. Р. Чувашско-марийские языковые взаимосвязи. Саранск, 1990; Лукоянов Г. В. Марийские заимствования в чувашском языке. Ч., 1974; Räsänen M. Die tschuwassischen Lehnwörter im Tscheremissischen // MSFOu, 48. Helsinki, 1920; Id. Die tatarischen Lehnwörter im Tscheremissischen // MSFOu, 50. Helsinki, 1923.
В данной статье изображения отсутствуют.

Info@it-serv.ru

c 2009 Чувашский государственнвй институт гуманитарных наук, Чувашское книжное издательство